Реализация проектов Nord Stream 2 и TurkStream 2 позволит Газпрому манипулировать объемами газа и маршрутами поставок.

Наряду с проектом «Северный поток-2», газопровод «ТуркСтрим» Газпрома может усилить влияние России на европейском энергетическом рынке, а также повысить статус Турции как ведущего получателя российского газа в период относительно прочных турецко-российских отношений.

В отличие от газопровода Nord Stream 2, Газпром не столкнулся с какими-либо серьезными препятствиями при строительстве TurkStream. В 2018 году Россия имела около 40% импорта природного газа в ЕС и около 53% импорта Турции. Турция является вторым по величине рынком российского газа после Германии, согласно статье, опубликованной Kafkassam, центром стратегических исследований в Турции.

Однако некоторые западные эксперты считают, что избыточные газовые мощности могут быть использованы в качестве геополитического рычага в зависимых странах. До недавнего времени администрация Дональда Трампа в США Российское газовое доминирование в Европе.

Последняя встреча Трампа и Эрдогана заявила, что Трамп решил оставить некоторое пространство для маневра. Трамп хочет ввести санкции в отношении трубопровода TurkStream. Между Турцией и Россией создан стратегический пакет в виде пакета крупных совместных проектов и сопутствующих им контрактов.

Сделка S-400 стоимостью 2,5 млрд. Долл. США дополняет проект «Росатом» по строительству первой на территории Турции АЭС11 Аккую на средиземноморском побережье туркменского газопровода с потенциальным выходом на европейский рынок. Атомная электростанция планирует достроить газопровод и С-400 в рамках «геополитического выбора» Турции.

Основная мотивация Анкары для TurkStream заключается в ее стратегическом видении использования географического положения Турции в качестве сухопутного моста между Европой и богатыми газом регионами Ближнего Востока и Каспийского бассейна, чтобы стать крупным энергетическим центром. Многие аналитики рассматривают TurkStream как противодействие проекту Южного газового коридора США, который предусматривает транспортировку природного газа из Азербайджана в Европу.

Южный газовый коридор состоит из трех газопроводов: Южно-Кавказский газопровод (SCP) в Азербайджане и Грузии, Трансанатолийский газопровод (TANAP) через Турцию; и Трансадриатический трубопровод (ТАР), который в настоящее время строится из Греции в Италию через Албанию.

Общая мощность Южного газового коридора составляет 16 млрд. Кубометров в год, что соответствует первой нитке TurkStream, предназначенной для турецкого рынка. TANAP в Турцию начал свою работу в июне 2018 года, а TAP планируется ввести в эксплуатацию в 2020 году.

Климкин признает, что турецкий экспорт из TurkStream требует приблизительно 35% общего потребления газа Турцией. Но вопрос остается сложным, у Турции есть реальный выбор, чтобы избежать чрезмерной зависимости от российского газа. В связи с этим США, стремясь предотвратить дальнейшее сближение Турции и России, активно лоббируют Транскаспийскую газопроводную инициативу (TCGP).

Энергетические перспективы Турции остаются тесно связанными с российским газовым гигантом — Газпромом. Анкаре удалось предоставить «Газпрому» скидку 10,25%, возможно, благодаря, по крайней мере частично, TANAP. Тем не менее, российский экспорт из TurkeyStream хочет составить примерно 35% от общего потребления газа Турцией, укрепляя неприступную позицию России на энергетическом рынке Европы.